ГламурАрхитектураДетиЖанрЛомографияЖивотныеКомпьютернаяГрафикаМакроМоделиНатюрмортНюПанорамаЭкспериментПейзажВодный мирПортретРекламное фотоРелигияРепортажСвадебное фотоСпортТехникаМонохромное фотоЮморНочное фотоХудожественная фотографияПредметная фотографияПлёночная фотографияРеставрационные3DАбстракцияМинимализмHDRStreet photographyДругое

Фотографы
Беларуси

06
Апреля
2011



Игорь Пешехонов

Фотографы Беларуси

рейтинг 1 просмотры 2716

— У нас была большая семья, но в творчество никто не пошел, я один такой… Старший брат у меня сварщик, средний токарь, а я — фотограф. Папа обычный мужик с Орловщины, у мамы польские корни… Откуда это во мне, я не знаю.

Жили мы в Витебске, в школе я плохо учился, такой тихий троечник, всегда в себе. Фотографировать начал классе в шестом, и это был такой свой мирок, в который я уходил с головой. Что-то высматривал для себя…

Собрался поступать в училище на фотографа, но туда брали только после десятого класса, а меня к концу восьмого уже в школе держать не хотели. К счастью, маме предложили работу под Витебском, мы переехали, и десятилетку я на новом месте закончил, в училище поступил, закончил его, диплом с отличием… Первая любовь, свадьба сразу после училища, распределился в Лиду. Переехал через всю Беларусь и стал, как у нас говорят, западником.

Все как у всех: детский сад, школа, училище. В Витебске моя школа была через забор от детского сада, далеко не надо было уходить. Дальше за забором — винно-водочные магазины, «пьяный угол», но туда я уже не пошел, удержался каким-то образом…

А потом — призыв, армия. Нормальная такая дорожка, по которой все шли в советские восьмидесятые, и свернуть с нее было невозможно. Как тогда можно было сказать, что в Афган я не пойду?..

В Витебске уже понимали, что это такое. Слова «война» еще не было, но про цинковые гробы шептались вокруг меня все. Я в этом шепоте вырос.

Но никогда не думал, что и меня это коснется.

После учебки нас разбирали по подразделениям. Самые мордатые ушли в разведроту, электрики — в связисты. Замполит вычитал в моем военном билете, что я фотограф. Меня распределили в роту, но время от времени забирали в клуб делать фотогазету. А потом командир части начал брать меня с собой на боевые операции. Просто говорил: «Пойдешь со мной завтра на войну».

И я уходил с разведротой.

Из двадцати месяцев в Афгане большая часть времени прошла в этих походах.

Помню, спорил с начальником политотдела, когда он не отпускал меня на боевые. Он говорил: «Пойдешь, когда сделаешь газету». — «Я уже сделал, можно идти?» — «Нет, ты мне здесь нужен». А я такой дурной был, не сиделось на месте… Мог в лаборатории остаться и никуда не ходить. Но я лазил и лазил в горы с разведротой.

Туда тянуло почему-то…

Я не знаю, почему.

Было желание как можно больше снять. Я не знал тогда, для чего. Я понятия не имел о репортажной съемке, меня учили на фотографа для студии Дома быта. Я просто снимал, как умел. Нажимал на кнопку.

Уже дома доводил снимки до какого-то настроения. Наверное, в этих фотографиях больше настроения, чем документальности. Здесь нельзя найти конкретную войну…

Ребята все время просили: «Сфотографируй, сфотографируй…». Это может быть отдельным проектом: «Фотография на память».

Когда мы были молодыми…

Однажды фотографировал ребят, которых наградили медалью «За отвагу» для «Аллеи славы». Проявил пленку, что-то не так отхимичил, и надо было переснять одного парня, сержанта. Пришлось за ним бежать, просить: я еще был молодой, а он — старослужащий, тем более сержант. Уговорил его, он пришел. Вечером я сделал эти фотографии, а утром узнал, что ночью он пошел «на реализацию разведданных» — так это называлось.

И погиб.

Когда стал вопрос, что делать с его портретом... Решились все-таки, и на «Аллее славы» висел портрет погибшего солдата.

Такого еще не было.

Я уже тогда понимал, что это будет историей и я должен это фотографировать.

Не все пленки сохранились. Что-то я отправлял по почте, и не все доходило, что-то передавал через знакомых офицеров, что-то с собой вывез… Но большая часть материала все-таки осталась.

Со многих негативов еще даже не печатал.

Мы шли в горы, в укрепрайон душманов, надо было найти склады и сделать зачистку. Шли долго. Пока не уставал идущий впереди командир. Короткий привал, и снова шли.

Утром я сделал несколько снимков, сфотографировался вместе с парнем-чеченом из нашей роты. Просто на память.

Нас человек двадцать шло. На одном из привалов я сажусь и смотрю вперед. Впереди вижу взрыв и летящий сапог.

Это был тот парень, с которым мы вместе сфотографировались.

Это его нога улетела.

Не мог шагу ступить по земле. Шок. Не скажу, что тяжелый, — пошел же все-таки дальше…

Со временем привыкаешь...

Едешь в колонне, через несколько машин — взрыв фугаса, броня сползает в кювет. Ты не видишь, что там произошло, даже не знаешь, кто погиб.

Как анекдоты, пересказывали истории про то, как кто-то сошел по нужде с дороги и взорвался на мине.

Такой черный юмор.

Высоко в горах пейзаж очень красивый. Небо синее, и снег лежит. Март месяц. Сколько-то прошли. Привал. Сели, смотрим на эту красоту. А внизу идут другие группы. Сверху люди маленькие, как муравьи. Они ползут по тропе, и вдруг едва заметная вспышка. И одного «муравья» нет. Внутри уже ничего не шевелится. Просто думаешь: «Еще один». Посмотрел в другую сторону: еще идет группа, еще один подрыв...

Это такое маленькое на большом расстоянии… Даже фигур не различить. Только подрывы видишь.

И кто это был, не знаешь.

Когда об этом не думаешь, забывается… Почти двадцать лет прошло.

Если жена спрашивает: «В каком ухе звенит?» — у меня одна ассоциация: свист пули…

Свистели пули, мины… Это помнится. По звуку мы знали, что летит. День летит — прячешься, на второй — начинаешь нос высовывать.

Привыкаешь.

Теперь это называют войной в Афганистане. А мы, мне кажется, тогда до конца не понимали, что происходит. Это была такая служба — без увольнений и отпусков, без возможности съездить в отпуск к любимой жене. Мы говорили: «Пойдем на войну», — когда шли из расположения части на операцию. Но я точно знаю, никто не отдавал себе отчета, что мы говорили.

Мы стреляли, в нас стреляли, взрывались мины, и на них гибли люди.

Но я не понимал, что это война.

Мы ведь видели войну в кино. В кино она другая. Красивая.

Есть несколько фотографий, которые я пытался сделать, когда в меня стреляли, я стрелял, кто-то падал раненый… Есть такие снимки. Но по ним не видно, что это война. Мы привыкли к другому видению войны. Постановочному. Там даже падают красиво.

Может, мне не хватило мастерства изобразить войну… Я не знаю. Есть снимок, где идет колонна, и на заднем плане виден взрыв. Там погибли несколько человек. Я смотрю на него и не понимаю: это война?

Что это было?

Мне повезло, что я вернулся в семью. Меня ждала любимая жена. А через год родилась дочка, и с этим мне тоже повезло: мальчик — это опять пистолетики и пулеметики, машинки и бронемашинки…

Лет через пять я понял, чего мне стоил Афган. Когда все время нужно было идти и идти по горам, уставать, потом воевать и снова идти, чтобы вернуться в часть… И контузия… Это сказалось, конечно. Я еще долго рвался во сне на минах и просыпался среди ночи в холодном поту. И жена просыпалась со мной…

Сейчас уже реже.

Я не ушел в водку, я работал, я устраивал жизнь семьи. У меня растет третья дочка. И я опять радуюсь. Это классно. Я стал мягче со своими девочками.

Это меня спасло.

Семья и работа.

Впервые опубликовано в журнале «Монолог» (выпуск 10, 2006 г.)

http://www.photoscope.by/modules/thumb/thumb.php?img=%2Fcms%2Fmedialib%2F754_20100407163639.jpg&w=796&h=800

http://www.photoscope.by/modules/thumb/thumb.php?img=%2Fcms%2Fmedialib%2F757_20100407163747.jpg&w=491&h=500

http://www.photoscope.by/persons/view/310.html

консультации по ремонту и обслуживанию фотоаппаратуры

BenQ (4) Canon (59) Casio (4) Epson (10) Exemode (1) Film (1) Fujifilm (24) Hasselblad (10) Kodak (11) Komamura (1) Leica (15) LG (1) Lomo (3) Minox (1) Nikon (57) Olympus (25) Panasonic (22) Pentax (22) Polaroid (8) Praktica (2) Printers (1) Ricoh (7) Samsung (22) Scanners (3) Sigma (3) Sony (51) Аксессуары (31) Бирма (1) Вспышки (7) Выставки (645) Гаджеты для мобилографии (1) Германия (2) Дания (1) Исландия (1) История фотографии Казахстана (2) История фотографии России (5) История фотографии Чехии (1) История фотографии Японии (3) История фотографии (54) Казахстан (1) Карты памяти (9) Китай (1) КМЗ им.Зверева (4) Конкурсные статьи (13) Конкурсы (134) Лаос (1) Литва / Lithuania (1) Личности (9) Мастер-Класс, Школы (128) Мероприятия (115) Мир моды (142) Модные события (115) Обработка фотографий (29) Объективы Canon (23) Объективы Carl Zeiss (12) Объективы Cosina (2) Объективы Kenko Tokina (4) Объективы Lensbaby (1) Объективы Nikon (22) Объективы Olympus (3)