Анастасия

Фото недели

Зал пергаментов

Рейтинг

20

Для голосования за фотографии других участников, загрузите на сайт не менее 7 своих фотографий!

Об авторе   

Lisa
Кудеринова

Любитель

Оставить сообщение
Добавить в друзья
Последний визит
17 Июля 22:07

Альбом : Портреты

Жанр : Портрет

Статистика

Сколько раз смотрели работу в день

Социальная активность автора
Статистика

Комментарии к работе

Хочу критики
К-во комментариев на страницу: 10   20   50   Все

Комментариев(0)

добавить свой вариант фотографии
Комментарий:
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:


Не более 5000 символов

EXIF

EXIF-параметры не определены

Последние фото жанра

Другие фото автора

Анастасия
Анна
Настя
Настя
Самал
Лидия
Самал
Настя
Настя
Наталья
Наталья
Альмира

всего фотографий у автора: 25

Последние статьи

Сергей Максимишин: «Я люблю Сашу с золотыми зубами».

Сергей Максимишин: «Я люблю Сашу с золотыми зубами».

Интервью с русским фотографом

Путин на вашей фотографии смотрит в объектив таким взглядом, как будто он хочет убить фотографа. В какой ситуации Вы его сфотографировали?

На пресс-конференции в Санкт-Петербурге. Встречались Путин и Шрёдер. Тогда я работал в газете «Известия» и начальник сказал, что нужны фотографии «счастливый Путина, а рядом грустный Шрёдер».

Снимок получился у Вас не очень весёлый...

Путин опоздал — он всегда опаздывает, два часа это нормально для него. Когда, наконец, приехали и впустили нас в зал, началась борьба за лучшее место. Потому что там было 300 фотографов. Меня чуть-ли не избили. И когда я, наконец, занял место, понял, что я ошибся. Потому что я стоял в середине, а они оба сидели далеко друг от друга, и я был не в состоянии охватить их вместе.

Окна были закрыты шторами. Но в какой-то момент солнце нашло щелку в занавесе и сияло прямо на Путина. И все прекратили фотографировать, потому что у всех была в голове картина «Путин и Шрёдер вместе», а они оказались в совершенно ином свете. Я начал нажимать спусковую кнопку и во всём обширном зале можно было услышать лишь мою камеру. И тогда Путин на мгновение поднял глаза.

Я послал эту фотографию русскому филиалу «Тайм». Потом я отлучился, отключив телефон, а когда вернулся, у меня было 26 пропущенных вызовов. Все хотели купить эту фотографию. Она была потом везде: «Тайм», «Newsweek», «Stern». И всегда писали под ней, что это темная, демоническая сторона России.

«Последняя империя 20 лет спустя» — так вы озаглавили цикл своих фотографий, которые можно увидеть на выставке в Познани. Десять лет назад, когда я была в России, не видела на улицах столько портретов Сталина, Ленина. А на ваших снимках футболки с изображением Сталина, пиво Сталин ...

Десять лет назад мы думали, что старое поколение вымрет, и с ним Сталин и Ленин, но этого не произошло. Я делал этот материал в последнее время для немецкого еженедельника «Штерн». Они описали это явление: Сталин стал героем молодых, то, что происходит сегодня в России, им не нравится, поэтому они обратились к прошлому. Более к Сталину, чем к Ленину. Потому что Ленин разрушил империю. А Сталин её построил.

Чем гордится русский человек? Победой во Второй мировой войне и в космосе. Сталин ассоциируется с победой. Фотографируя, я много разговаривал с молодыми людьми, и заметил, что у них в голове два отсека: в одном находится «Архипелаг ГУЛАГ», который заложен в школьной программе. А во втором — Победа. И они даже не пытаются смешать содержимое.

А эти дамы в очень коротких юбках очищающие бюсты Ленина — где вы их нашли?

В ресторане «Зов Ильича» в Санкт-Петербурге. Я делал фотографии для английского путеводителя по Санкт-Петербургу. Они писали, что это очень эротичный трактир, и они попросили меня сделать что-то эротическое. Разрешено мне было там фотографировать только тогда, когда уже не будет клиентов, во время уборки. Я вижу: одна чистит Ленина, а вторая столы. Обе в этих юбках.

На снимке — Кремль вырезан изо льда. Где это?

Я поехал с женой Ходорковского фотографировать лагерь в Краснокаменске в Сибири, где он сидел. Первое, что я увидел на главной площади этого городка, было именно это — Кремль изо льда. Это такая символическая картина, потому что в лагерь меня не впустили.

Нас заинтересовал этот богач, который позирует на своём полном золота корабле. Он выглядит так, как будто наслаждается, что Вы фотографируете его богатство. Он пригласил Вас?

О, это была замечательная история! «Штерн» заказал у меня материал о путинской России. Мне нужны были, среди прочих, снимки богачей. Где их застичь? Ельцинские богачи сидели в банях с девушками. Путинские — это спортсмены. Лыжники, или играют в бадминтон. В последнее время, когда Медведев заявил, что он играет, в три дня появились уроки бадминтона в школах. Вся Россия от этого теперь смеется.

Но я подумал, что хорошим местом может быть магазин вертолётов. Я поехал, смотрю, ходит мужик в кожаном плаще и показывает пальцем на вертолёты: этот, этот и этот. Вокруг телохранители. Как будто случайно я «щёлкнул», они не отреагировали. Подходят на пять шагов ближе и снова «щёлк!». Никакой реакции. Я подошёл и представился. И этот человек говорит мне, что покупает вертолёт, так как только что купил колхоз, и ему нужно туда летать. «А кроме того, — говорит он, — у меня уже есть теплоход». «А где у Вас теплоход?» — спрашиваю. «Здесь, на Москве реке», — говорит. Я спросил, могу ли я сфотографировать его там. «Приезжай». Это был мелкий олигарх. Владелец нескольких строительных компаний в Москве, производитель цемента.

Московский бизнесмен и его жена на борту собственного теплохода. Москва. октябрь 2004

Он позирует на фоне красивых женщин. Кто они?

Мне сказали, что это участницы реалити-шоу «Супермодель России». Вполне возможно, что это было так.

Нагая женщина, за ней мужчина со спущенными штанами, танцуют на столе, а вокруг веселая компания. Подпись: «Сотрудники банка отмечают день рождения сослуживца». Как вы попали на это событие?

Это было в очень известным клубе в Санкт-Петербурге — «Хали-Гали». Руководил им известный русский шоумен, покойный уже Роман Трахтенберг. Журнал «Огонёк» послал меня туда, чтобы я сделал для него фотографии. Я сделал, а потом заметил, что в клубе становится всё веселее. И остался. Это самая невинная картинка из всех, которые я тогда сделал.

Говорят, вы начинали как фотограф в Советской армии на Кубе.

Я изучал ядерную физику, но на третьем курсе меня привлёк студенческий театр. Ну и выбросили меня из учёбы, забрали в армию и отправили на Кубу. Там спросили, кто умеет фотографировать. Я немного умел, так и вызвался. Если бы был нужен повар, я тоже бы вызвался, лишь бы не исполнять регулярной службы. Фиделя видел только в первый день. Я сделал фотографии, но они мне не удались.

Я фотографировал всё — от военных учений до портретов для досок почёта. Забавно было, когда кто-то в Политбюро умирал или кого-то снимали с поста. Мне приходилось тогда обегать все «комнаты Ленина» — это тогдашние места поклонения в армии — снимать фотографии старого, делать новые и развешивать. Два года назад я поехал на Кубу во второй раз, со студентами, я организовал семинар фотографии. В первое пребывание Куба оставила во мне воспоминания солнца. А теперь абсолютно шокировала меня.

Так много изменилось?

Наоборот. Мы изменились, а Куба нет. Сильнейшие ассоциации у меня вызывает запах. Когда ты входишь в магазин и пахнет гнилой картошкой — пахнет социализмом. В столовой пахнет социализмом, на улице, везде. Местное КГБ допрашивало меня в течение четырёх часов. Что мы хотим фотографировать и почему. Это было точно так же, как в Советском Союзе.

После возвращения с Кубы Вы начали заниматься фотографией профессионально?

Не сразу, я вернулся к обучению и начал работать как физик-ядерщик. Но потом пришёл очень голодный 1991 год, у меня родился ребёнок, я зарабатывал мало. Мои друзья занялись бизнесом и втянули меня. Мы делали оценки бизнесов, недвижимости, искали денег для проектов на Западе и т.д. Я был даже директором фирмы. Я одевался в лучшие костюмы и у меня была длинноногая секретарша. Но через некоторое время мне начало это надоедать. И как раз в 1998 году в Россию пришёл кризис, и мы обанкротились. Тогда я подумал, что если я теперь не изменю свою жизнь, то не сделаю этого никогда больше. Я узнал, что газете «Известия» нужный фотограф. По истечение некоторого времени я был там в штате. Сегодня я опять фрилансер, занимаюсь фотожурналистикой, я по полгода пребываю в путешествиях по России, вторую половину года — по всему миру.

Первая важная для Вас фотография?

Это даже не одна фотография. Чечня, 2000 год. После возвращения оттуда, я не мог себе представить, что ещё год назад я ходил в костюме.

Чечня. январь 2000

Как Вы туда попали?

Знакомый офицер забрал меня с собой.

Что вы там увидели?

Я приехал, когда русские бомбили Грозный, практически смели город с лица земли. Все журналисты задавали себе вопрос, есть ли люди в подвалах. Одни говорили, что их там 30 тысяч, а другие — что все успели убежать. Когда войско вошло в один из районов, мне и нескольким коллегам удалось поехать первой машиной с гуманитарной помощью. Мы приехали ночью, и никого не смогли найти, утром мы начали кричать в мегафон: «Еда, еда, выходите!» И из подвалов начали выползать старые женщины, русские. Чеченцы бежали из города, поехали к семьям в Ингушетию, или в лагеря беженцев, а русские остались. И шли эти русские старухи. Февраль, вокруг снег смешанный с грязью, а они шли в одних только шерстяных носках, как сумасшедшие, с детьми. Дети и пожилые женщины. За ними собаки и кошки. Четыре месяца просидели под бомбами. Чечня — это было самое страшное, что я видел в моей жизни.

Одна из ваших новых работ — это «картины» с Норильска. Что это за место?

Сибирь, там был когда-то ГУЛАГ (так в тексте, поляки называют ГУЛАГом также отдельные лагеря — прим. перев.) Построить город в таком месте можно было только руками людей из ГУЛАГа. В лагерях было мало бунтов, но самый больший был именно там, в Норильске, потому что там были особенно нечеловеческие условия.

Теперь они также бесчеловечны. Там есть три великие компании. Одна добывает медь, вторая никель, а третья называется «Надежда» и добывает то, что самое дорогое в отбросах производства меди и никеля. И в центре этого треугольника находится город. Он расположен в полости.

Предприятие добывающие никель самое старое, самое вредное и туда нам не разрешили войти. Но, на производство добывающее медь, попасть удалось. Я получил противогаз. Думал, что это на всякий случай, но потом понял, что без этой маски там невозможно функционировать. Рабочие время от времени снимают маску и бросаются к трубке с кислородом, так жаждут воздуха.

Там дети играют, прыгая по трубам. Я разговаривал с психологом в детском саду, он рассказал, что дети, когда выезжают на каникулы, боятся ходить по траве. Потому, что они её не знают. На сто километров вокруг Норильска земля сожжена.

В Норильске зашибают огромную деньгу, но сам он состоит из старых «хрущёвок». Никто не заботится об этом городе. Никто никогда не намеревался там жить. Однако, люди там живут — 200 000 человек. Они думают: как только мы разбогатеем, переедем туда, где солнце, трава. Умирают рано — средняя продолжительность жизни в Норильске на 10 процентов ниже, чем в других регионах России. Я снимал людей, которые купаются в интересном месте — луже, в которую течёт горячая вода из двух труб центрального отопления. И они называют это место «джакузи».

Есть одна Ваша фотография, на которую, собственно говоря, нельзя смотреть. Кровавая масса — на первый взгляд непонятно, что это такое. Заголовок гласит: «Ферма норок». Вам позволили там снимать без проблем?

Зверосовхоз «Пионер». Ленинградская область. ноябрь 2004

Они сами меня пригласили. Мне позвонил по телефону пресс-секретарь, что у их предприятия отличные результаты, и они хотели бы, чтобы кто-то это заметил, оценил должным образом работу передовых рабочих.

«Передовых рабочих», как во время СССР? Вы сделали этот снимок несколько лет назад.

Да, но они чувствовали потребность похвастаться, что они выполнили план. Я поехал. Там невозможно было выдержать, так как норки перед смертью выделяют запах, который чувствуется на языке в течение недели. Работники подходят к этому абсолютно спокойно. Сначала убивают норку инъекцией, а затем одним движением, как носок, снимают шкуру. Для одной шубы надо 90 норок.

К Вам у компании не было упрёков из-за этого фото?

Нет, но я думаю, что клиентов им это убавило. Изображение прошло через СМИ. Я видел во Франции демонстрацию экологов, у них оно было на плакатах. В Финляндии я видел его на огромных билбордах. У меня есть две общеизвестные фотографии, одна — это Путин, вторая — норки.

А сотрудницы фабрики скелетов в Санкт-Петербурге, которых Вы сфотографировали, которые завтракают среди искусственных черепов, были удовлетворены?

Эти сотрудники очень гордятся своими скелетами, экспортируют их на Запад. Эта фотография победила в конкурсе «Пресс фото России», в категории «Юмор». Моя жена — которая вообще скептически относится к моей работе, по принципу «по крайней мере не пьёт» — сказала, что это как будто в конкурсе сумасшедших занять второе место.

Жена вас недооценивает, а ведь Вы выиграли самый престижный конкурс — World Press Photo.

Выиграл в два раза, один раз за картину с корейской границы, второй — за чаепитие в театре людей с синдромом дауна. Последнее, это была на самом деле часть истории любви Яши и Маши.

Вы фотографировали также театр лилипутов. Почему?

Когда я туда шёл, я думал, что хочу показать, что смотреть этот театр — это варварство, как и удовольствие от шоу женщины с бородой. В Польшу, кстати, этот театр не впустили, общественное мнение было возмущено, и поэтому запретили. Но я понял, что театр нужен не зрителям, но им. Если у них это отобрать, не для чего будет жить, они начнут пить или умрут. Драма заключается в том, что они действительно чувствуют себя художниками, переживают выступления, тяжело работают, и всё же люди идут смотреть на них, как на карликов.

Есть ли фото, которые Вам нравятся больше всего?

Пожалуй, этот водитель с золотыми зубами. То, что я ищу в фотографии — это абсурд. В этой картине он присутствует, вероятно, больше всего. Это было в Тобольске. Я приехал там фотографировать и местный отдел культуры спросил, как может мне помочь. Я попросил их, чтобы дали мне автомобиль и водителя. И дали именно этого человека — Сашу. У него были блестящие поговорки, он бросал предложения типа: «Мясо без водки едят только собаки».

Водитель Саша. Тобольск, июль 2005 г.

Вы спрашивали, почему у него все зубы золотые?

Как же, почему? Потому, что это красиво. Так он думал. Я послал ему эту картину. Она ему очень понравилась.

Итак, над чем Вы сейчас работаете?

Я только что закончил заказ для «Штерна» о российской милиции. В марте была реформа, и теперь наша милиция называется полиция.

И есть ли какая-то разница?

Ничуть, и именно об этом эта история. Я ездил по стране, делал портреты людей, ставших жертвами милиционеров — полицейских. Я встретил таких, которые после ночи в полиции стали калеками.

Как Вы добрались до этих людей?

Это было не сложно. У нас издают даже календарь, в котором на каждом дне месяца есть история о жестоком поведении милиции. Вы можете поехать куда-нибудь, будут приходить люди, которые готовы говорить об этом бесконечно. Мы живём в стране оккупированной милицией. И ничего не изменилось.

Вам не нравится современная Россия.

Абсолютно нет. Но, с другой стороны, я люблю её, потому что это моя страна. Гениально это выразил Пушкин: «Я, конечно, презираю отечество моё с головы до ног — но мне досадно, если иностранец разделяет со мной это чувство». Конечно, я буду говорить, что в стране плохо, но мне причинит огорчение, если это скажет кто-то извне.

Свадьба в Грозном. Чечня, сентябрь 2007 г.

Казбеги на пересечении границы между Грузией и Россией. Грузия, март 2005 г.

Загрузка лосося. Камчатка, август 2000 г.

*** Фотографии Сергея Максимишина можно смотреть до 5 декабря на выставке фотографий «Россия — Польша» в Высшем учебном заведении гуманистических наук и журналистики (WSNHiD) в Познани, в рамках Четвёртого фестиваля фотодокумента. На выставке «Россия — Польша» также фотографии Игоря Мухина, Степана Рудика и Мариуша Форецкого. Организатор: Институт фотографии «proFotografia» и WSNHiD. Куратор выставки: Моника Пиотровска.


подборка: Самые-красивые-девушки-в-неглиже

BenQ (4) Canon (59) Casio (4) Epson (10) Exemode (1) Film (1) Fujifilm (24) Hasselblad (10) Kodak (11) Komamura (1) Leica (15) LG (1) Lomo (3) Minox (1) Nikon (57) Olympus (25) Panasonic (22) Pentax (22) Polaroid (8) Praktica (2) Printers (1) Ricoh (7) Samsung (22) Scanners (3) Sigma (3) Sony (51) Аксессуары (31) Бирма (1) Вспышки (7) Выставки (635) Гаджеты для мобилографии (1) Германия (2) Дания (1) Исландия (1) История фотографии Казахстана (2) История фотографии России (5) История фотографии Чехии (1) История фотографии Японии (3) История фотографии (54) Казахстан (1) Карты памяти (9) Китай (1) КМЗ им.Зверева (4) Конкурсные статьи (13) Конкурсы (130) Лаос (1) Литва / Lithuania (1) Личности (9) Мастер-Класс, Школы (127) Мероприятия (115) Мир моды (142) Модные события (115) Обработка фотографий (29) Объективы Canon (23) Объективы Carl Zeiss (12) Объективы Cosina (2) Объективы Kenko Tokina (4) Объективы Lensbaby (1) Объективы Nikon (22) Объективы Olympus (3)