На пирсе....

Рейтинг

0

Для голосования за фотографии других участников, загрузите на сайт не менее 7 своих фотографий!

Об авторе   

kleimenov
Victor Kleimenov

Продвинутый любитель

Оставить сообщение
Добавить в друзья
Последний визит
19 Мая 14:05

Альбом : вокруг света

Жанр : Монохромное фото

Условия съёмки : пирс на Атлантическом океане. Никон д600, Никкор 70-300

Tags: пирс, океан, Португалия, Порто

Статистика

Сколько раз смотрели работу в день

Социальная активность автора
Статистика

Комментарии к работе

Хочу критики
К-во комментариев на страницу: 10   20   50   Все

Комментариев(0)

добавить свой вариант фотографии
Комментарий:
:) ;) :D 8) :( :| :cry: :evil: :o :oops: :{} :?: :!: :idea:


Не более 5000 символов

EXIF

EXIF-параметры не определены

Последние фото жанра

Другие фото автора

"Фото сессия"
Встреча...
Тянь Шань
город
Город
Чикаго. Железка....
Горная система Монблан
Путешествие в прошлое....
Дорога в Шамони
Этюд с орхидеей...
Берег Порто
Горные дали...

всего фотографий у автора: 1002

Материалы по теме

«Мои кривые картинки можно и не относить к современному искусству…»

«Мои кривые картинки можно и не относить к современному искусству…»

Лучший современный российский абстракционист объясняет искусство почеркушечек

Как научить этих людей моей красоте или красоте Черного квадрата? Или же, напротив, мне научиться от них чему-то? Ничего этого делать не стоит, человеку нужно искать другого человека с совпадающим восприятием красоты.

Александр Верёвкин живёт в Самаре, там, соответственно, и работает. Там же, в основном и выставляется. Хотя, как в таких случаях пишут каталоги и пресс-релизы, работы его находятся в музеях современного искусства и частных коллекциях.


Искусство Верёвкина как бы настаивает на своей несерьёзности и необязательности, хотя и делает, на мой взгляд, важную работу по гармонизации окружающей действительности, явно показывая, что красота берётся из ниоткуда, прорастая как бог на душу положит. Просто её, красоту, важно [уметь] увидеть. Как бы непритязательное, но, на самом деле, зело изощрённое искусство Верёвкина именно этому и учит.

Впрочем, о пафосе собственного творчества (точнее, об его отсутствии) он лучше всего сам и скажет.

- Как бы вы объяснили далёкому от современного (или какого угодно) искусства суть того, что вы делаете? Скажем, попутчику в поезде или своей маме?
- Сейчас я уже не помню, что именно говорил в последний раз кому-то про суть моей работы. Но я бы сказал так: моя работа важна для меня и, возможно, еще для нескольких человек. Так что присоединять к себе еще хотя бы одного человека с наступлением на него и боем я не стану.

У неподготовленного зрителя моих работ (а такой человек, на самом деле, их очень редко видит, возможны лишь единичные случаи) чаще всего возникает протестная ситуация. Я думаю что, я бы сказал сейчас про очищение зрения такого зрителя. Так, возможно, кипение очищает воду от каких-то лишних микроорганизмов.

- Ваши «почеркушки» имеют намеренно «незаметный» характер и прикидываются не-искусством, а, скажем, черновиком или даже мусором, на первый взгляд, не претендующим на отдельное и самостоятельное высказывание. Насколько важна вашим творениям эта тихая беспафосность растворённости в жизни?
- Однажды критик написал про меня «... Верёвкин - Башмачкин, работы он помещает где-то по углам, их нужно выискивать, к ним нужно приглядываться, их нужно перебирать, они развивают мелкую моторику. Он разговаривает с каждой закорючкой, большие вещи и большие страсти его не интересуют, они и не по силам и не до них ему...»


Эту цитату я сохранил в компьютере, ибо она совпадает с моей собственной иерархией ценности моих же работ и того что их окружает.

Мои кривые картинки можно и не относить к современному искусству, по крайней мере, тому, каким его знают и хотят видеть жители мегаполисов, посетители Винзавода и биеннале.

Я понимаю это как остановку и залегание в старомодном модернизме, где я занимаю какой-то миллиметр в тысяче километров между Клее и Бойсом.

Иногда я раздумываю, стоит ли мне называть себя художником, а мои рисунки искусством. Мне нравится думать, что их можно поставить, допустим, в цепочке между замшелым камнем, ржавым куском жести и лесным гнилым пнём. Я не вижу никакого пафоса в потемневшем куске коры, у вылинявшей от времени обложки книги Куйбышевского книжного издательства середины 60-х годов прошлого века. Эти вещи очень сильно на меня действуют, вот и мои работы, хочется верить, там, рядом.

- Что в вашем методе от Клее, а что от Бойса?
- Мои работы собраны из тысячи источников; и у Клее и у Бойса взято очень много, но не больше чем мне получилось взять. Длительный просмотр репродукций Клее, наверно, отразился на легкости моей линии и ее дрожании, пульсации всей конструкции.


А у Бойса возможно я взял грузность, которая не дает стать моим работам совсем прозрачными, утяжеляет легкость салом размазанного черного.

И от Клее и от Бойса и от многих других у меня всеядность в материалах, но, конечно же, в первую очередь, мне хотелось бы взять трудоспособность Пауля Клее и энергию Йозефа Бойса.

- Создаётся ощущение, что вы не озабочены собиранием и сохранением того, что было сделано; куда важнее, чтобы картиночки и рисунки растворялись в повседневности, повышая общий «уровень моря» красоты в мире…
- Много лет назад я считал свои работы капиталом и их накопление было важным действием.

Когда ко мне попадали люди и просили, например, подарить понравившуюся работу… вернее часто это не были просьбы, но я чувствовал, что одна из моих картин им сразу стала нужна, я мог сказать - вот возьми её себе, но тогда я так не поступал.

Буквально на днях я пообщался с одной девушкой, ныне живущей в Лондоне, и она мне напомнила что давно очень хотела получить от меня три моих картины.

Тогда, я под каким-то предлогом отказал ей, но сейчас понимаю, что примерно спустя год я эти картинки всё равно замазал. Эти холсты стали другими работами, а потом еще раз другими, а потом потихоньку растворились в пространстве и во времени.

И вот спустя годы она мне напомнила о том случае…


…конечно случись это сейчас, отдал бы их ей, не задумываясь или сделал бы для неё новые работы. Но ситуация возврату не подлежит.

Сейчас я легко расстаюсь со своими картинками. Но это совсем не значит, что я их могу выкинуть. Я по-прежнему их продаю коллекционерам и дарю разным хорошим людям.

Поскольку количество работ прибывает, и уровень земли над морем они повышают, а количество красоты конечно, то не хочется чтобы все это концентрировалось в одном месте; вот я и растворяю их.

- Кстати, что для вас такое «красота»?
- Она для меня все, что я вижу, а на некрасивые вещи я не смотрю и даже не думаю о них. Вот прямо сейчас передо мной лежит какая-то бумажка, на которой есть запись сделанная моей женой.

И я считаю эту бумажку невообразимо прекрасной, и я вижу на ней, например, среди прочего букву «ч» и она красива.

- Не все видят красоту, которая разлита вокруг. Как её увидеть? Как научиться видеть красивое?
- Красота у каждого своя. Есть люди, которые считают красивым профессиональный спорт, а он мне кажется чудовищно уродливым. В то же время они могут перемолоть в пыль Черный квадрат, а он мне кажется красивым.

Как научить этих людей моей красоте или красоте Черного квадрата? Или же, напротив, мне научиться от них чему-то? Ничего этого делать не стоит, а нужно лишь человеку искать другого человека с совпадающим восприятием красоты.

- А если не художник, то кто? Если не искусство, то что?
- С понятием «художник» (быть им) довольно трудно. Если смотреть с моей стороны – то художник это человек, для которого естественно что-то записывать для себя. И, вот таким образом, делать некую надхудожественную работу.


Но помимо потока, который существует сам по себе, есть какие-то серии, циклы, создаваемые с осознанием их функционирования в поле искусства.

Но все эти вопросы (что такое искусство и что такое художник) эти вопросы стоят передо мной, я пока их для себя не закрыл.

- Как вы относитесь к использованию в искусстве «почеркушек»? О чём они говорят? О чём они должны говорить? Что с их помощью достигается?
- К использованию почеркушек отношусь с огромным интересом, уважением к авторам и любовью. Мне «почеркушки» русского авангарда и немецких informel позволили легко войти в творчество.

Я учился рисунку и живописи но не могу нарисовать даже правильный круг, рука сама уходит в сторону.

Мне почеркушки говорят о свободе.

Вот Пикассо…

У него есть прекрасные портреты, но есть и множество листов графики, такой неровной и неправильной, что может подействовать только на таких любителей почеркушек как я или вы, Дмитрий.

Мне хочется и нравится думать о том, что Пикассо уходил от своих хорошо развитых художественных навыков только ради этой самой свободы.

Глобальная свобода...

А еще с их помощью сейчас я могу узнать о себе то чего еще не знаю. Так происходит когда их видят зрители, художники, кураторы, коллекционеры, видят и говорят о них.

- Как вам почеркушки Баския?
- Баския мне очень нравится, и его подход к художественному производству мне близок.

О его роли в американском искусстве написано много текстов и, скорее всего, в них есть масса общих мест, которые справедливы не только для Баскии, но и для круга художников Баскии.

Их же, на самом деле, были [и есть] десятки и сотни; многие из них и сейчас живы, сотрудничают с мелкими галереями или выкладывают свои почеркушки в блогах и на фликре, работая официантами.

Мне кажется, что для меня его работы более не содержат шифра, потому что я могу их видеть и получать удовольствие от них уже не вчитываясь в каждый отдельный элемент. А если про смысл…

Мне видится, что главное у Баскии – идея освобождения искусства. Почеркушки максимально приближают искусство к массам, освобождая его от участия денег или образования.


С Баскией у меня вообще много связано. Его альбом был для меня чуть ли не первой большой книжкой про иностранного художника, который попал в руки.

Было это году в 1995, если не ошибаюсь. Конечно, он произвел на меня крайне сильное действие. И какая-то часть моих работ стала содержать приемы «из Баскии»…

Возможно это и сейчас так. Спустя год-полтора я посмотрел фильм Шнабеля о Баскии. В то время работы Баскии говорили мне только о панк-роке, революции, «школа отменяется, рисуй как хочешь»…

Вообще, первые свои художественные опыты я сделал в школе; это были комиксы и карикатуры. С двумя одноклассниками мы выпускали самиздатовский журнал с поэзией и рисунками. Шестой-седьмой класс средней школы.

Искусства тогда для меня тогда вообще не существовало, хотя мама и водила на разные выставки; художник для меня тогда был человеком, который рисует пейзажи и натюрморты, то есть занимается какими-то бессмысленными механическими действиями…

Так однажды я сказал себе, что рисунки лучше получаются именно у них – моих друзей по самодельным книжкам и перестал рисовать, целиком сосредоточившись на поэзии.

Хотя какие-то цветные абстрактные рисунки для этих книг-журналов я делал. В русле геометрической абстракции. Потом я стал понемногу открывать для себя русский авангард и однажды нарисовал тушью черный квадрат на альбомном листе. Он долго висел у меня приколотый к обоям булавкой…

Все-таки, авангард хоть и был для меня чем-то визуально невообразимым, но в части методов и материалов он предлагал знакомство с более или менее традиционными художниками, техниками и произведениями.

Баския же открыл мне в путь к свободному рисованию, где для того чтобы рисовать не надо было быть художником.

- Отсутствуют художественные навыки и кисточки?

- Не надо ждать их появления.

Ну, вроде того, как если я бы сказал себе, что я буду рисовать только, если смогу нарисовать гипсовую голову и у меня будет правильный холст, итальянское масло и кисть.

Буквально в позапрошлую пятницу я ездил в гости в мастерскую к самарскому художнику Володе Логутову, так вот во время разговора он, в частности, рассказал о том, как зимой был на выставке Баскии в Париже и дал мне домой на неделю-другую полистать каталог этой выставки.

Второй раз после 1995 года у меня дома на неделю поселился толстенный альбом Баскии. И вот я пишу про него еще и вам…

- А Своя Туомбли?
- Личность и биография Туомбли мной мало изучена, но работы его я знаю вроде неплохо. Думать про него и смотреть на его работы я начал много позже, чем в случае с Баския. Может, лет семь назад…


Баския и Туомбли - две большие разницы: так, работы Баскии мне сообщают энергию, от них руки зудят - хочется сразу бежать к бумаге и яростно чертить.

С Туомбли же всё наоборот - полное спокойствие, превращение в созерцателя. Его картины и рисунки кажутся сделанными в одно касание карандаша или кисти.

Это какая-то воздушная барочная партитура без веса, цвета и запаха.

Вот Клее крайне интимный художник для меня. Пожалуй, Туомбли тоже близок к этому.

Но у него же гигантский размер, так что это совсем не почеркушки, а многочасовой серьезный труд, возможно в несколько этапов.

И, кстати, возможно, эта атмосферность исчезнет, если я посмотрю эти многометровые холсты в огромных залах музеев.

Но такой смысл в нём возникает только для меня. А для другого, скажем, искусство модерна и далее, по истории вверх – один большой липкий ком, в который слипаются и Малевич, и Бойс, и Баския и Туомбли и еще многие-многие…

Зависит от точки зрения.

- У нас, почему-то, мало известен Пьер Алешински, который постоянно придумывает несуществующие алфавиты, рукописные символы и нарочито корявые знаки. Любите?
- Я видел две-три картины Алешински в каталоге Бэйлер Фондэйшн, и возможно еще столько же в других книгах и они не вызвали у меня желания узнать об этом авторе больше.

Сейчас же набираю в гугле и смотрю их снова – нет, не нравится. При просмотре его работ, разве что, на ум пришел Кандинский, который мне тоже не нравится.

- А что в них «чужого»? Мне Кандинский тоже не нравится, он какой-то игрушечный, обёрточный, понарошный, а вот Алешински настоящий. Возможно, его надо в реальности видеть. Или в альбоме как минимум.
- Да именно, ваши слова точны. Кандинский мне кажется чрезмерно театральным, Алешински же тоже таким показался. Знакомство с произведениями Алешински, я, конечно, продолжу, но сейчас я сижу на «визуальной» диете, так что пока Алешинский «жирноват» для меня…

- С чем диета ваша связана?
- Мне стало казаться что я переполнен визуальной информацией. Я постоянно и очень много смотрел всего в Интернете - множество лент по дизайну, иллюстрации, фотографии, моде, субкультурам.

Недавно основательно вычистил свой гугл-ридер и кажется стал себя чувствовать лучше.

- Как вам последняя московская Биеннале. Вы ведь участвовали в ней? Какие выставки хотелось бы отметить?
- В 4-ой Биеннале я участвовал в проекте «Ложная выставка». Это выставка, которая состоялась на страницах каталога, но не устраивалась в реальной программе проектов Биеннале.

У меня и информации о проектах и выставках чуть больше нуля. Так получилось, что когда она проходила я мало пользовался Интернетом и пропустил почти все рецензии и репортажи. Из того что было в программе хотел бы посмотреть выставки дадаистов и Чтака.

- «Ложная выставка» это так было задумано? В чем ее смысл?
«Ложная выставка» - идея Насти Рябовой, обыгрывающая важность самого факта включения работы художника в каталог; события, которое затмевает собой все остальное.

Позже я прочитал в сети, как один из участников Биеннале рассказывал о вопиющем отношении кураторов к монтажу его работы, которая в итоге так и не была доделана к открытию.

На все претензии художника кто-то из организаторов ответил: «Да зачем вообще нужно делать это именно так, как вы придумали, людям, ведь, это все равно, а в каталоге ты отметился - вот и забей на остальное…»

Для меня приглашение к участию в этой выставке было, честно скажу, неожиданным. Из размещения своей работы в каталоге я захотел сделать какой-нибудь жест в духе концепции выставки; получилось же буквально продать свое место одному бизнесмену под рекламу.

Такие события как Биеннале нужны разным группам по разным причинам - кто-то на них зарабатывает и списывает бюджетные деньги; кто-то участвуя, повышает свой рейтинг, кто-то тусуется на фоне искусства, кто-то совершит важные для себя открытия.

В любом случае, даже если Биеннале плохая она нужна и она меняет многие значительные и незначительные вещи не только в Москве, но и в Самаре.

Но мне гораздо интереснее более живой и правильной показалась та самодельная Биеннале «Пошел! Куда пошел?» организованная на улицах Москвы группой молодых художников в позапрошлом году.

Беседовал Дмитрий Бавильский

http://www.chaskor.ru/

подборка: Самые-красивые-девушки-в-неглиже

BenQ (4) Canon (59) Casio (4) Epson (10) Exemode (1) Film (1) Fujifilm (24) Hasselblad (10) Kodak (11) Komamura (1) Leica (15) LG (1) Lomo (3) Minox (1) Nikon (57) Olympus (25) Panasonic (22) Pentax (22) Polaroid (8) Praktica (2) Printers (1) Ricoh (7) Samsung (22) Scanners (3) Sigma (3) Sony (51) Аксессуары (31) Бирма (1) Вспышки (7) Выставки (638) Гаджеты для мобилографии (1) Германия (2) Дания (1) Исландия (1) История фотографии Казахстана (2) История фотографии России (5) История фотографии Чехии (1) История фотографии Японии (3) История фотографии (54) Казахстан (1) Карты памяти (9) Китай (1) КМЗ им.Зверева (4) Конкурсные статьи (13) Конкурсы (132) Лаос (1) Литва / Lithuania (1) Личности (9) Мастер-Класс, Школы (128) Мероприятия (115) Мир моды (142) Модные события (115) Обработка фотографий (29) Объективы Canon (23) Объективы Carl Zeiss (12) Объективы Cosina (2) Объективы Kenko Tokina (4) Объективы Lensbaby (1) Объективы Nikon (22) Объективы Olympus (3)